Галина Юзефович: «Лавр» – это книга, о которой приятно говорить и думать»

Галина Юзефович: «Лавр» – это книга, о которой приятно говорить и думать»

Отношения с историей в нашей стране с петровских времен и по сей день остаются сложными и нервными. А это значит, что историческому роману у нас неуютно — как далеко в прошлое ни заберись, все равно окажешься на спорной территории, под огнем чьих-нибудь идеологических орудий. Вот и пришлось этому жанру убраться из опасной ниши высокой словесности

Александр Карпачев: «Лавр» о том, как человек становится человеком

«Лавр» не роман о Руси XV века, хотя действие его происходит именно в это время, между 1440 и 1520 годами в период царствования Ивана Темного. «Лавр» не житие святого, который последовательно проживает три жизни, меняет три имени (Устин-Амвросий-Лавр), успевает побывать странствующим лекарем, юродивым, паломником съездить в Иерусалим и вернуться обратно, постричься в монахи, уйти в

Павел Басинский: Светящаяся тьма

Признаюсь, я не люблю так называемую “филологическую прозу”, а от названия книги весьма уважаемого мной критика и филолога Владимира Новикова “Роман с языком” просто в тихий ужас прихожу, хотя и понимаю иронию игры слов, и все достоинства этого филологического романа. Но “Роман с языком” звучит плохо. Язык не может быть темой и целью прозы, как

Анастасия Рогова: Книга сложная, многослойная, написанная без надрыва, но проникновенно

Поскольку сегодня Русская Православная церковь все активнее принимает участие в мирской жизни общества, то это не могло не найти отражения и в современной литературе. Все чаще современные авторы обращаются к религиозной тематике, и даже появляются «светские» книги, написанные православными священниками – например, в списке претендентов на премию «Большая книга» есть «Несвятые святые» архимандрита Тихона (Шевкунова).