Анна Наринская о «Лавре» Евгения Водолазкина

Анна Наринская о «Лавре» Евгения Водолазкина

В «Иосифе и его братьях» Томаса Манна есть место, где слуга фараона египетского вдруг начинает говорить по-французски (то есть так, как и положено царедворцам, только совсем в другое время). Это момент и запоминающийся, и важный (его всегда приводят в статьях, объясняющих, почему этот роман — предтеча постмодернизма). И этот кунштюк с тех пор повторяли тысячи

“Водолазкин, сплетает древнюю Русь и чуть ли не весь мир как жгуты разноцветных ниток”

Все уже написали о «Лавре» по три раза, а мы молчим. Молчим, потому что «Лавр» – роман сложный, а господин Водолазкин – филолог. Не такой, как Левенталь, а настоящий. Сложность эта выражается не квазитерминами, не предложениями, которые нужно читать три раза, чтобы понять хоть что-то, и не взглядом автора свысока (с высоты – да, свысока

Алексей Татаринов: «Лавр» написан против непоправимого и необратимого

О жизни исключительных праведников, преодолевших земные искушения и достигших высот божественного мира, рассказывают жития – словесные иконы, указывающие путь молитвы. О существовании нормальных грешников, увязших в двойственных пространствах обыденности, сообщают романы – литературные картины, далекие от религиозного пафоса. Евгений Водолазкин написал парадоксальный текст, который должен объединить роман и житие: у церковного человека появляется шанс заинтересоваться

Алексей Татаринов: «Лавр» написан против непоправимого и необратимого»

Иногда читатели интернет-блогов вспоминают о настоящей литературе. Кублог открывает новую рубрику «Литературная критика» — о самых приметных новинках отечественного литпроцесса. Наш автор — доктор филологических наук, профессор КубГУ Алексей Татаринов, чьи критические статьи регулярно публикуются в крупных федеральных изданиях, а лекции делают его культовым персонажем краснодарской филологической среды. Первая рецензия — на роман Евгения Водолазкина

Евгений Мельников: Роман этот вовсе не о религии, он — о свободе и о движении

Изящный околофилософский роман питерского ученого-филолога Евгения Водолазкина очень хочется назвать конъюнктурным. Приобретает он это свойство не по вине автора, а в силу того времени, когда оказался написан: любое произведение, затрагивающее проблему взаимоотношения человека и его веры, обречено в нынешней России на некий дополнительный набор социальных смыслов. Между тем, роман этот вовсе не о религии, он

Татьяна Морозова : Стать Лавром

Евгений Водолазкин, доктор филологических наук, специалист по древнерусской литературе, выбрав в главные герои романа человека, наделенного даром исцеления, в Пролегомене привел этимологию слова “врач” — “врати — заговаривать”. А обозначив жанр своего произведения как неисторический роман, дал себе возможность усилить эти этимологические смыслы. Однако обещанное отступление от жанровых норм скорее отделяет книгу от той псевдоисторической

Владимир Иткин: «Лавр» — первая профессиональная и неидеологическая реконструкция русского Средневековья

Я очень обрадовался, когда услышал о романе «Лавр» Евгения Водолазкина — про жизнь русского врача на фоне исторических событий XV–XVI веков. Автора я пару раз видел на конференциях по древнерусской литературе в Санкт-Петербурге: филолог, веселый, в очках, без признаков модной в этих кругах староверской бороды, специалист по монастырской жизни, — я думал (вернее, надеялся), что

Олег Фочкин: “В романе возникает разговор о Боге и его месте в жизни каждого человека”

Роман Евгения Водолазкина «Лавр» вызвал многочисленные споры и разноречивые отзывы читателей и критиков. Он действительно не однозначен. В основе его лежит миф. Но описан он настолько достоверно, что хочется не только верить в него, но и найти историческое подтверждение всему сказанному. Впрочем, можно утверждать, что в последнее время псевдоисторические истории не просто попали в тренд,

Алексей Балакин: Водолазкин-ученый не просто исследует русский XV век и его северные окраины — он в нем живет

О втором романе Евгения Водолазкина писали довольно много, и эти отклики в основных тезисах повторяли друг друга. Коротко суммируя: «Лавр» — это житие святого в жанре романа; автор (специалист по древнерусской литературе) скрупулезно и со знанием дела воссоздает атмосферу Древней Руси на исходе Средневековья; роман написан сложно, в нем имеется несколько языковых пластов, причудливо и

Лиза Биргер: «Лавр» — роман о том, что хорошего досталось и осталось в нашей стране со времен средневековой Руси»

«Лавр» Евгения Водолазкина — роман о том, что хорошего досталось и осталось в нашей стране со времен средневековой Руси. Русь, XV век. Главный герой, врачеватель Арсений, оставляет без помощи возлюбленную Устину, и та умирает родами. Пытаясь искупить грех, герой в сокрушении сердца доходит до таких степеней святости, что одним прикосновением исцеляет слепых и поднимает на