Престижную литературную премию «Большая книга» получил роман писателя и учёного Евгения Водолазкина, петербуржца, доктора наук, ученика Дмитрия Сергеевича Лихачёва. Ранее книга уже стала лауреатом премии «Ясная Поляна» в номинации «XXI век», также она вошла в короткий список финалистов «Русского Букера».

Произведение называется «Лавр» – жил святой с таким именем в Древней Руси. Но роман этот не житие, автор ведь и подзаголовок ему дал: неисторический. Не то чтобы современник, закормленный «развлекаловом», чурался истории – причина глубже. Дело в том, что романный Лавр – народный целитель, предсказатель, почти ясновидящий, странник, юродивый – больше, чем отдельная личность в конкретную единицу времени... Впрочем, по порядку.

...Слободской паренёк по имени Арсений получает от деда знания о целительных травах, он горячо верует и настроен на благие дела. Любимейшая жена Арсения умирает во время родов, и он решает прожить жизнь за неё, недожившую. Поступая так, как могла бы поступать она, творя добро, неустанно и неусыпно.

Герой странствует по Руси, исцеляя князей и бедняков, изгоняя чуму и проказу, в странствиях пересекает Восточную Европу, Средиземное море, посещает храм Гроба Господня в Иерусалиме. По пути с ним происходят чудесные события, заставляющие взрослеть, просвещаться и расти духовно. Слава о целителе и праведнике бежит впереди него, к нему вереницей идут люди. И каждая судьба – новелла с захватывающим сюжетом.

Тут видишь, что приключенческий – чуть ли не детективный – роман автору удалось насытить высоким смыслом и вместе с героем двигаться по ступенькам духовного восхождения.

В конце концов герой возвращается окончить дни в уединении и молчании, чудесным образом оказавшись в пещере близ родной слободы. При этом Арсений давно уже не Арсений – он трижды поменял имя: он и юродивый Устин, и монах Амвросий, и на финише – святой праведник Лавр. В соединении «три в одном» глубокий смысл: перед нами всечеловек, вседуша, впитавшая всё лучшее от тысячи душ. Человек как образец. При этом вовсе не истукан: он свои наблюдения и раздумья предваряет непрерывной, как дыхание, присказкой «любовь моя», обращаясь к умершей. Ведь перед нами, кроме всего прочего, роман о негасимой любви.

На вопрос, какие жития он объединил в образе Арсения-Лавра, автор, ведущий научный сотрудник отдела древнерусской литературы ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН Евгений Водолазкин, отвечает, что примеров много:
– Вдохновлял Алексий, человек Божий, и Кирилл Белозерский, и Василий Блаженный, и наша Ксения Петербургская, и ещё другие. От каждого что-то взято, так что получился собирательный портрет русского странника, юродивого, праведника.

Почему так захватывает роман? Помимо мастерски закрученного сюжета, он создан нашим современником для современников. Автор не вдаётся в этнографию, не стилизует древний язык, вставляя лишь отдельные древнерусские слова и фразы, порой озорно соединяя их с сегодняшними реалиями. У него спокойно может проехать по опушке леса автомобиль.

– Задача была добиться того, чтобы происходящее было погружено разом и в Древнюю Русь, и в современность. И сшито накрепко без швов. Поэтому мой повествователь имеет два лица – и средневековое, и современное. И два сознания, – поясняет Евгений Водолазкин.

Роман «Лавр» он посвятил своей жене, пометив просто: «Татьяне».

Добавить комментарий