Лекция Евгения Водолазкина «Какой была литература в Средневековье?»

Писатель Евгений Водолазкин – автор удивительного Неисторического романа «Лавр», который стал финалистом литературной премии «Большая книга». В стенах физико-математического лицея №31 он провел лекцию, непосредственно касающуюся его специализации – «Какой была литература в Средневековье?»

Евгений Водолазкин: Я работаю в Пушкинском Доме. Что это такое? Это Институт русской литературы Российской академии наук. Может, вы даже знаете последнее стихотворение Блока: «Имя Пушкинского Дома в Академии наук». Это его последнее законченное стихотворение 1921 года.

Пушкинский Дом был основан в 1905 году как место, где изучались рукописи Пушкина. Но так было только первоначально. Потом он разросся и сейчас составляет примерно 250 человек. Здесь собрана вся русская литература, начиная от XIвека и заканчивая XXI веком. То есть исследуется литература десяти веков во всей ее полноте. Это самый большой и самый авторитетный центр по изучению русской литературы в мире.

К нам приезжают люди отовсюду, у нас замечательные архивы, рукописный отдел. И просто еще для сведения – мне кажется, это важно знать – у нас собраны все рукописи Пушкина. По крайней мере, все те, которые содержатся на территории России. Это огромная ценность – и духовная и даже материальная. Пушкинские рукописи стоят невероятных денег – но у нас можно найти не только пушкинские, есть рукописи Лескова, Достоевского… Здесь в той или иной степени представлены рукописи всех мастеров русской классики. И, конечно, находиться рядом с этими рукописями – это счастье …

Когда недавно рядом с Пушкинским домом построили новое хранилище для рукописей, оборудованное по последнему слову техники, которая, кстати, в ответственный момент отказала, – руководство Пушкинского дома не доверило транспортировку рукописей грузчикам, естественно, их переносили наши сотрудники. И я лично нес «Капитанскую дочку» Пушкина, и так, знаете, в груди екнуло… Большое счастье находиться в этой ауре.

Очень интересны рукописи Александра Пушкина, держишь их в руках, листаешь его рабочие тетради и видишь,что и тогда жизнь была трудна, а не только сейчас. У Пушкина, например, в его черновых тетрадях, да и в чистовых – идет подсчет строк: в главах «Евгения Онегина» и в других стихах… Для чего он подсчитывал строки? Он сразу рассчитывал гонорар. Для него, как для любого писателя, да и современного тоже, это имело не последнее значение.

Но я работаю с древнерусскими рукописями. Как вы себе их представляете внешне? Свитки? Да, действительно это первое представление – и представление правильное, поскольку свитки чаще всего изображаются. Но на самом деле свитки скорее исключение, потому что в свитки сворачивались охранные грамоты, деловые документы, а древнерусские книги, литературные тексты содержались в таких переплетенных книгах, которые создавались с большим трудом, не так как сейчас в эпоху книгопечатания. А тем более в эпоху Интернета и электронного текста. Можете себе представить, что на изготовление одной большой книги уходило примерно восемь месяцев.
Книги были товаром штучным, они писались писцом каждая по отдельности, они не печатались – более того, книги были страшно дорогими, особенно на первом этапе. До XIII-XIV веков книги писались не на бумаге, а на коже. В обычном произношении это пергамент, но научное произношение пергамент. Можете себе представить, что на создание такой солидной книги уходило стадо телят! Как это было дорого!

Дорог был и труд писца – если это, конечно, не труд монаха при монастыре. Представляете – человек занимается производством книги восемь месяцев, а если еще эта книга иллюминированная, то есть иллюстрированная! Ведь иллюстрации в средневековых книгах были не то, что сейчас, напечатанные тиражом в 5000 экземпляров. Нет! В каждой книге все картинки рисовались отдельно и специально. Представляете, какой стоимости достигали эти книги! Поэтому у простых людей их почти не было. Кто мог себе позволить писать книги? Князья, бояре, монастыри… То есть два института, которые могли себе позволить создание книг, – это монастыри и княжеские скриптории (места, где пишутся книги).

Кстати говоря, не было и такого понятия, как частное чтение, типа «почитаю-ка я Гарри Поттера, лежа на диване…» Диванов не было в принципе, были другие приспособления для лежания – лавки. И интересно то, что читали преимущественно вслух и переписывали вслух, то есть сами себе диктовали, а если это было промышленное производство, то читал один человек, а несколько писцов записывали и просто шевелили губами…

Читали, как правило, в монастыре – за трапезой, чтобы не болтали монахи, чтобы не расслаблялись или не увлекались слишком едой. Читали жития – стоял один монах, а все слушали и ели. Вообще, многословие очень вредно для монастыря, оно не поощрялось в той обстановке довольно сложной и для нас непривычной… Что эти люди читали? Что у них были за интересы? Что их волновало?

И вот тут мы приходим к первому парадоксу, который, может быть, вас удивит: дело в том, что древнерусская литература – это не совсем литература. А если быть более точным – это совсем не литература…

Слушать полную версию лекции в аудиозаписи:

Источник: Журнал "Бизнес и Культура"

Добавить комментарий